logo
 
?

игровой автоматы свиньи

«Живый в помощи» — это пояс с православными молитвами. И убивая врагов в ходе боя, люди думают только о спасении своего тела и получают колоссальное облегчение от того, что — жив!!! Никогда в мгновение убийства не видно за спиной противника его семью: жену, детей, его отца и мать. Не судите строго за страшные подробности войны, где больше скорби, чем улыбки.

«Живый и помощи…» — это первые слова 90-го Псалма Святого Царя-Пророка Давыда, духовно защищающего от всяческих бед и напастей. Она повествует о русском воине, который прошел через афганский ад, сберегаемый молитвой матери, жены и дочери. Самое потрясающее, что все это действие совершенно оправданно. Сознательно сохранен слог, изречения, описана подлинность взаимоотношений, порядок происходящих событий, чтобы все соответствовало ежедневной действительности войны. О войне может писать только тот, кто прожил ее всю во всей черноте и святости.

В книге нет выдуманных персонажей и вымышленных событий, хотя в редких случаях изменены имена и географические названия. Победитель счастлив, что погубил не им сотворенную жизнь. Легкие набеги на фронт не делают никого фронтовиком.

Виктор Николаев писал о собственной жизни, о людях, с которыми столкнула его судьба. Все размышления, которые предлагаются Тебе, добрый читатель, личностны и потому спорны. И еще Виктор просит прощения у той земли и у того народа, которым он нес разрушения и беду. Х., Светлое Успение Пресвятой Богородицы В церковь входил человек.

При этом получилась не сухая документалистика, а увлекательное и поучительное чтение. Благодарю Тебя за найденную в нашей непростой жизни минутку для знакомства с частицей чужой Тебе судьбы ветерана-афганца Виктора Николаева. Немногим, стоящим на паперти, почудилось — он шел в парадной офицерской форме: тусклое золото звезды в просвете погона и на груди рубиновый отблеск ордена…

Его путь к Тебе лежал через годы, через горы, через войну, и даже не одну. Каким бы он ни был, войдя в череду страданий и смертей, побед и поражений, выходит всегда другим. Помните людей, которые, радуясь первые дни после возвращения, потом готовы были вернуться обратно? Но Виктор был одет по-гражданке, и свой орден он оставил дома в верхнем ящике письменного стола.

Виктор шел, преодолевая тягостное головокружение и пульсирующую боль в виске.

Недомогание нарастало с каждой ступенью крутой каменной паперти.

Окружающие видели только выправку, легкий размеренный, чуть замедленный шаг, аккуратную короткую стрижку, спокойный уверенный взгляд, устремленный к Образу в киоте над входом в храм.

Широкое и четкое крестное знамение: словно честь отдал перед строем. Объемный голос Благовеста — главного храмового колокола понесся над Коломенским, разрастаясь в невидимый, но живой звучащий шар.

Окружающим виделось именно так, что он вошел в храм в офицерской парадной форме. До начала праздничной службы оставалось немного времени. Через томительное мгновение звук докатился до новостроек, серпом окруживших древнее царское село.

До берега реки Москвы звук дошел еще быстрей, омыл ослепительно стройный шатер на крутояре и вместе с ним вознесся в небо. По окрестным тропинкам и дорожкам со всех сторон к воротам «заповедника» стекались окрестные богомольцы.